Одиночество в летнем городе

***

Все мудрецы, кого я обманул,
чьи жизни прожил я,
сегодня собрались у стен.
Я слышал нараставший гул.
Но верил в шанс увертливой души,
в ее луну, болото, камыши...

***

Одиночество в летнем городе,
все сбежали давно на дачу.
Меня окружают закаты в золоте
и математические задачи.

Утром оживают опустевшие библиотеки.
Становится нереально солнечно и светло.
Песчаные пятачки во двориках и скамейки
ждут приземления НЛО.

***

Номер этого телефона появляется в городах,
где от мобильных звонков царит запустение и разруха.
Он выстраивается на твоей голове
нимбом-кокошником от уха до уха.
И ты предъявляешь цифры, как обвинение с многоточием.
Потом накрываешь его простыней
до следующего сна,
до следующей ночи.

***

А может быть, это я
всю жизнь прожил рядом с фотографией неизвестного человека,
за стенами маленького городка
полвека
и целых тридцать четыре дня?

А может быть, это я
прожил в домике на холме из извести и непонятной породы.
Рядом со станцией, где поезда
каждый день направлялись в разные времена года?

А может быть, это я
был директором местной школы,
никогда не видел больных и голых
и сразу родился с ключами от маленького жилья?

***

Мой неприезд в тот дом совсем не означает приговор.
Сто окон с лицами освещены луной,
крадущейся по пикам облаков.
Я задержался где-то
и опоздал на самолет или на поезд.
Потом под утренним дождем я долго шел.
И чьи-то адреса в моей душе боролись.

***

Утром птицы и самолеты проверяют сохранность неба
после долгой ночной грозы.
Внизу старый фордовский грузовик включает омытые ливнем фары,
разгоняются тяжелые башенные часы,
уменьшаются сердечные интервалы.

И тогда мир детских кроваток сменяется миром больших колес,
рушатся книжные полки, превращаются в пыль дневники и даты.
Как правило, после таких многодневных гроз
мы встречаем родственников из двадцатых.

Побег

Латинская Америка - восторг побега.
Столько крови в Европе, столько выбитых пулей мозгов,
а здесь окрестности Монтевидео,
и никаких угрызений совести. Новая жизнь - неплохой улов
для кастрированного арийца.
Далеко за Атлантикой облако Аушвица.

Спасибо тебе, география просторов безбрежных,
прощающая приговоренных. Можно выпить пиво неспешно,
переспать с проституткой, позавидовать американцу и его дорогой машине. Но теперь нужно быть вежливым и прилежным.

Почувствовать себя маленьким человеком,
изучить испанский, ускорить шаг,
посетить национальную библиотеку,
наступить полицейскому на башмак,
на миг насладиться смятением в лицах
и затем немедленно извиниться.

Радостное утро

Хрустит костями и брезжит утро,
оживают предметы и люди в спальне,
расправляют крылья дымки пекарни.
И кажется, все впереди как будто:
вся жизнь, разлетевшаяся на части,
жизнь, разлетевшаяся на вести.
И кажется, мы прикоснулись к счастью
на фоне долгих чужих депрессий.


Рецензии
Иосиф,
плотник бородатый,
сжимал,
как смуглые тиски,
ладони,
знавшие когда-то
плоть
не обструганной
доски.

31 августа 2015 г.

Валентина Воеводкина   02.09.2015 15:26     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.